Воздержание как я его понимаю

Марина. Пищевая зависимая.

Я пришла в сообщество, чтобы сбросить вес. Я испробовала разные диеты для снижения веса. Пройдя несколько кругов шагов, получив опыт срывов и ошибок, применяя духовные принципы, практикуя эту программу, я пришла к пониманию, что воздержание является для меня самым главным. Ощущать связь с Богом и поддерживать контакт с Высшей силой я могу только когда я в воздержании, в пищевой трезвости. 

У меня были разные периоды жизни – и лёгкие, и очень тяжёлые. И когда я не срывалась в тяжелые периоды и не начинала употреблять пищевые наркотики – продукты, которые изменяют мое сознание, хоть и облегчают состояние, все мои проблемы решались, и во всех сферах моей жизни были положительные изменения. И наоборот, когда я расслаблялась, все сферы моей жизни налаживались, у меня всё было хорошо, в какой-то момент мне в голову приходила идея, что я духовно выздоровела, со мной всё в порядке, я могу себе позволить съесть что-то, чего избегала. Что я уже могу не всегда прислушиваться к мнению спонсора, не обязана честно проговаривать ему все моменты по поводу еды, по поводу следования принципам программы. И тогда я снова скатывалась в переедание. Срывы для меня были не просто ошибками, а периодами, когда я снова теряла всё и себя. Потеряв воздержание, я теряла себя и теряла всё. Так как я – духовно больной человек, чтобы не набирать вес, мне каждый день нужно следовать определённой программе выздоровления, которая мне помогает жить эту жизнь. И когда я теряю воздержание, я не способна выполнять эту программу. И снова все сферы моей жизни рушатся. 

Если я нахожусь на плане питания и в программе, но при этом не умею взаимодействовать с людьми, решать проблемы, возникающие на работе, тратить деньги, то такое «выздоровление» рано или поздно приведет меня к пищевому срыву. Зачем мне сидеть на плане питания, если от этого моя жизнь не становится лучше? Поэтому мне важно применять духовные принципы во всех сферах моей жизни. 

Я хочу рассказать про инструменты АП, которые помогают мне выздоравливать. План питания – один из главных инструментов. Каждый вечер я высылаю своему спонсоры план питания на следующий день и заранее закупаю продукты для этого плана. Мне очень важно честно всё прописывать в плане. Если есть какие-то корректировки, я их все сообщаю спонсору. Мне план питания дает свободу. 

Я очень долго сопротивлялась плану питания. Я несколько лет в программе ходила по кругу и очень не хотела использовать план питания. Мне казалось, что это какой-то ад. Я готова была на всё, только не на план. Но оказалось, что он дал мне свободу и здравомыслие. Я взяла план питания,на котором выздоравливал мой спонсор.А ей этот план питания передала её спонсор.

Вначале, у меня был опыт выздоровления без плана питания. Я могла очень долго держаться без плана питания и у меня получалось сбросить вес. Но болезнь прогрессирует, и мне пришлось понять, что долго я не смогу выздоравливать без плана питания. Со временем я всё больше понимаю, что я – инвалид. Я не могу регулировать процессы неуправляемого поглощения еды. Мне стало важно отдать контроль Богу – пусть Он регулирует эти процессы. Когда я честно обсуждаю свою еду  со спонсором, говорю о замене продукта,если она была, то получаю свободу от еды.

Второй важный инструмент воздержания – применение духовных принципов. Мне очень важно воздерживаться и от дефектов своего характера. Если я не практикую эти духовные принципы на ежедневной основе, то я не могу быть честной перед собой и рано или поздно срываюсь. 

Я заметила, что одна из причин моего компульсива– то, что я не высылала спонсору вечерний письменный 11-й шаг. Я оправдывалась усталостью, нежеланием, тем, что вышлю его утром. А на следующий день я чувствовала себя очень  плохо. В программе «Анонимные переедающие» я не могу выздоравливать по-своему, так, как я хочу. Есть определенные правила, которые говорят мне, что нужно высылать спонсору вечерний 11-й шаг и делать утренний 11-й шаг. И когда я не выполняю этот пункт, то болезнь возвращается.

Мои отношения с Богом строятся на моей честности перед самой собой и на том, насколько честно я следую программе АП. 

Раньше я не хотела, чтобы люди мне прямо говорили, что они думают обо мне или о моей работе. Я избегала подобных ситуаций. Я делала всё, чтобы не сближаться с людьми. Я очень боялась эмоциональной близости с людьми, конфликтов. Я боялась проживать эти моменты, потому что не умела это делать. У меня не было опыта их проживания. Я контролировала свое воздержание тем, что избегала конфликтных ситуаций, чтобы не сталкиваться со своими чувствами. Я могла достаточно долго сохранять воздержание, поддерживая свое эмоциональное состояние тем, что в ответ на неприятное высказывание делала вид, что ничего не происходит. Мне что-то неприятно, что-то мне причиняет боль, а я ухожу в избегание и не проживаю эти чувства. Это всё взаимосвязано. Потому что когда я не соблюдаю план питания. я эмоционально не взрослею. Я остаюсь ребенком. В сложной ситуации я не повзрослела. Я снова пошла употреблять. То же происходит, когда я соблюдаю план питания, но ухожу в избегание, потому что не хочу сталкиваться со своими чувствами и не хочу проживать какую-то ситуацию. Это тоже позиция ребенка – нежелание взрослеть. 

Очень часто у меня было, что именно через конфликт и болезненные отношения с человеком потом выстраивались очень хорошие отношения. 

Сейчас мне легче строить отношения с людьми, потому что я честно говорю им о своих чувствах, ничего не замалчиваю. Я стала гораздо человечнее, добрее. 

Когда я принимала третий шаг, мне хотелось быстрее пройти программу. А спонсор мне говорила, что нужно принять третий шаг внутри себя. И в какой-то момент уровень моей боли достиг такой силы, что я захотела, чтобы внутри меня всё умерло, что я не хочу иметь собственную позицию о том, как мне надо выздоравливать, какой у меня должен быть спонсор, по какой программе мне проходить шаги… Я стала принимать всё, что приходит, не оценивая. Мне помогает выздоравливать, когда я внутри себя принимаю тот или иной шаг. Когда я принимаю, что вне зависимости от того, что со мной происходит, как я выздоравливаю, где живу, какое у меня финансовое положение, я не могу пойти употреблять. Для меня это – смерть, возможная точка невозврата. Каждый раз, срываясь, я испытываю сильную душевную боль. Возникает ощущение, что я осталась совсем одна. Когда я в воздержании с Богом, я ощущаю, что я с Богом. А когда я употребляю, я чувствую, что я уже без Бога. Я пытаюсь применять другие инструменты программы, но не могу Его найти. Они создают только внешний фасад, за которым ничего нет. Для меня пищевая трезвость на первом месте, а потом уже программа и выздоровление. 

У меня был опыт длительного воздержания, когда я ставила его на первое место. Но при этом мне важно делать и духовную программу и практиковать шаги на ежедневной основе. Если я их не практикую, я обязательно приду к срыву, так как моя болезнь носит физический, духовный и душевный характер. 

Несмотря на то, что я уже несколько лет выздоравливаю, это мне иногда мешает. Я думаю, что уже что-то знаю и имею какой-то опыт. И тогда я забываю о том, что это программа практических действий. Если я сегодня, сейчас, в моменте, не применяю эти духовные принципы, не живу по ним, не стараюсь найти волю Бога в том или ином действии, то от моего опыта никакого толку нет. Мне даже не поможет работа с подспонсорными, хождение на группы… Потому, что я не могу отдавать то, чего у меня нет. А это может быть у меня только когда я применяю это в моменте, здесь и сейчас. Бог существует только здесь и сейчас. Если я здесь и сейчас это не применяю, то мне за прошлые заслуги никто сегодня трезвость не даст. Мне дадут трезвость, если я сегодня буду выполнять Программу и жить по этим принципам. 

Мне в программе приходится часто делать вещи. которые я раньше считала неприемлемыми, – просить прощения, брать на себя ответственность, в каждой ситуации видеть свою сторону. Со спонсором мы разбираем только мою сторону. Мне это очень помогает выздоравливать. Все мои пищевые срывы были связаны с моей нечестностью, нежеланием видеть мою сторону. Я хотела оставаться правой ценой своей пищевой трезвости. Я через духовный опыт поняла, что безумно боюсь конфликтов, безумно боюсь общаться с агрессивными людьми, боюсь моментов, когда не могу контролировать ситуацию, и человек может поступить непредсказуемым для меня образом. Сейчас мне очень важно проживать такие ситуации. Я иду в них через боль, иду с молитвой. Именно так я взрослею. А уход в избегание может привести меня к срыву. Это всё пришло через практику шагов. 

Я – пищевая зависимая. Чтобы начать выполнять программу, мне нужно было сначала начать соблюдать воздержание – воздерживаться от еды, которая изменяет мое сознание. Когда я не воздерживаюсь, я не могу честно проходить программу. Воздержание – фундамент. Потом – литература АП. Я рекомендую сразу найти спонсора. По мере наступления здравомыслия, выполнять 12 шагов. Без выполнения шагов нельзя долго сохранить воздержание.

Когда я соблюдаю план питания, я чувствую душевный покой, состояние, когда ничто внешнее не может меня потревожить. И я знаю, что внешнее – кратковременно, а воздержание – это надолго, в вечность. Я понимаю, что если буду соблюдать воздержание всю жизнь, то иду в эту вечность. Потому что у меня пищевая зависимость. Если Бог меня создал пищевой зависимой, то самое главное, что Он хочет от меня, это чтобы я соблюдала воздержание. Я счастлива, когда я свободна от еды, когда я о ней не думаю. 

Если после диеты сброшенные килограммы возвращаются, вес вышел из-под контроля, если тебе хорошо только, когда ты ешь, а потом ты чувствуешь себя виноватым, знай – выход есть. В сообществе Анонимных переедающих тебя окружат теплом и заботой, помогут избавиться от пищевой зависимости и улучшить все стороны твоей жизни. 

Мы рады каждому!

Записи созданы 54

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх